Развитие потребности привязанности как основная проблема раннего возраста

Материалы » Развитие потребности привязанности в раннем возрасте » Развитие потребности привязанности как основная проблема раннего возраста

Страница 1

Эта проблема может проявляться в двух своих крайностях, встречающихся при разных вариантах развития: сверх привязанности как на физическом, так и на эмоциональном уровне и не сформированности привязанности, ее отсутствии.

Проблема выраженной сверхпривязанности обычно возникает с детьми, развитие которых ближе ко второму или четвертому вариантам аутистического развития. В первом случае, как мы уже говорили выше, ребенок не в состоянии перенести даже непродолжительную разлуку с матерью, она является для него непременным условием существования. Этот симбиотическая связь складывается в младенческом возрасте и в отличие от благополучного аффективного развития не превращается в скором времени в формирование эмоциональной привязанности, а фиксируется в своем неизменном виде на многие годы. Во втором случае она выражена не так жестко и скорее напоминает обостренный и затянувшийся тип привязанности, характерный для ребенка второго полугодия жизни. Здесь уже наблюдается не только физическая зависимость от мамы (хотя присутствует и она), но и эмоциональная, когда ребенок постоянно нуждается в ее поддержке, одобрении, побуждении на какую-либо активность [12, с. 5].

Характерно, что когда сверхпривязанность носит витальный характер, она более покорно принимается мамой и хотя, конечно, очень тревожит ее, редко заставляет принимать самостоятельно какие-то радикальные попытки ее преодоления, несмотря на то, что ребенок становится старше. Вместе с тем, эта ситуация становится реально мучительной для нее, возникает чувство обреченности: ребенок может не отпускать ее ни на минуту, запрещать ей распределять свое внимание еще на кого-либо: не дает разговаривать с близкими, соседями, общаться с подругами, подходить к телефону. Это может естественно, даже при огромном терпении, выливаться в моменты раздражения, расстройства, что усиливает в свою очередь беспокойство и тревогу ребенка, и, конечно, только усложняет атмосферу в семье и закрепляет еще больше его потребность быть с ней рядом.

Во втором случае, часто выглядящем как чрезмерная робость, боязливость ребенка, близкие пытаются найти возможность, желая уберечь его от будущей нерешительности и несамостоятельности, тренировать малыша на ее постепенное ослабление. Например - отправить ребенка на время погостить к бабушке или устроить его в детское учреждение. Если там условия достаточно комфортные для него (прежде всего, мягкая, теплая, терпеливая воспитательница; дозированность пребывания), он может прижиться, хотя часто наблюдаемая у таких детей соматическая ослабленность и легкость заболевания не дает обычно там долго удержаться. Если период попыток адаптации к новому месту в отсутствии близкого вызывает стресс - возможен временный регресс психического развития, который, в частности проявляется и в изменении характера привязанности, большем приближении ее к первому варианту. Крайне тяжело переживается такими детьми госпитализация без мамы - ее последствием могут быть усиление страхов, потеря речи, углубление аутизма и даже отсутствие длительное время живой реакции на родных [15, с. 204].

Проблема заключается в том, что ребенок не должен перескакивать в своем развитии такой необходимый этап эмоционального созревания как формирование привязанности. Даже в случае, когда этот период затягивается и приобретает такие болезненные формы, торопить его нельзя. Выше, говоря о нормальном развитии, мы показывали, что ребенок может "оторваться" от матери лишь при условии разработки индивидуальных механизмов адаптации к менее стабильным условиям жизни. Эти механизмы вызревают внутри его эмоционального взаимодействия с ней после и на фоне достаточно интенсивной проработки складывающихся аффективных стереотипов их совместной жизни. Аутичному ребенку для этого нужно много времени. Поэтому попытки категоричного прерывания сверх привязанности не могут являться действенным приемом ее ослабления. Этому может помочь лишь терпеливое и постепенное эмоциональное детализирование близким взрослым имеющихся общих с малышом бытовых занятий, игр, способов контакта. Ребенок должен накопить достаточный положительный опыт соучастия в этих взаимодействиях. Для этого необходимы постоянные эмоциональные комментарии мамы, обозначающие их, и постепенное выделение в них собственных переживаний ребенка, его роли в общих делах, подчеркивание его достижений и проявлений самостоятельности. Так маме, вместо того, чтобы сражаться с ребенком, пытаясь оставить его на непродолжительное время в комнате, пока она сделает необходимые дела на кухне, можно увлекать его с собой, объясняя смысл происходящего:" Пойдем, посмотрим, не кипит ли чайник, и суп нам надо помешать . А потом я буду хлеб резать, а ты всем ложечки разложишь ." [25, с. 137]

В одиночку матери очень трудно пережить и "перерасти" вместе с ребенком мучающее их обоих состояние сверх привязанности. Для этого необходимо, конечно, понимание того, что происходит, близкими и их поддержка, а не порицание маминых "ошибок воспитания". Кроме этого, нужна и реальная физическая помощь в организации более разнообразных форм общения и развития взаимодействия с парой мать-ребенок (например, дать возможность маме регулярно рассказывать папе в присутствии ребенка, что они делали сегодня, чем порадовал ее малыш, как они ждали папу, что ему приготовили и т.д.).

Страницы: 1 2

Еще по теме:

Особенности игровой деятельности умственно отсталых детей
Игра должна быть ведущей деятельностью, обесп6ечивающей зону ближайшего развития, оказывающей развивающие воздействие на складывание психологического облика умственно отсталого ребёнка. Среди множества причин, тормозящих самостоятельное, ...

Основы супружеской жизни
Важнейшая социальная функция каждого из нас – это создание семьи и воспроизводство человеческого рода. Каковы же оправданные мотивы, побуждающие юношу и девушку вступить в брачный союз? Во все времена говорили, что таким мотивом является ...

Готовность к деятельности и психическое состояние тренера
Психическая готовность тренера — это существенная предпосылка эффективности его деятельности. Состояние готовности помогает тренеру успешно выполнять свои обязанности, правильно использовать знания, опыт, сохранять самоконтроль и перестра ...

Copyright © 2021 - All Rights Reserved - www.pskeys.ru